Главная » 2018 » Январь » 19 » ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ
08:47
ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

Вышел в свет «Терминологический словарь по фундаментостроению, механике грунтов и грунтоведению»

 

 

В рекордно короткие сроки – всего лишь за два месяца со дня сдачи авторами рукописи – выпустило этот солидный словарь, насчитывающий около двух тысяч терминов, московское издательство «АСВ». Причиной столь сжатых сроков, в которые постарались уложиться кандидат технических наук, доцент, главный специалист Управления строительных решений ФАУ «Главгосэкспертиза России» Владимир Павлович Коновалов и кандидат технических наук, доцент, заведующий лабораторией оснований и фундаментов на слабых грунтах НИИОСП им. Н.М. Герсеванова АО «НИЦ «Строительство» Фаршед Фарходович Зехниев, была весьма уважительной. Они старались успеть завершить труд, начатый их третьим соавтором – профессором Павлом Александровичем Коноваловым – к 7 января, когда ему исполнилось бы 85 лет.

 

 

До этого юбилея основоположник научной школы по строительству на заторфованных и намывных территориях, признанный специалист международного уровня в области строительства на слабых грунтах не дожил ровно 2 года – его сердце остановилось накануне Дня рождения. И одной из причин тому была его огромная, превосходящая человеческие силы, работа над словарем, в котором он мечтал объединить терминологию специалистов разных поколений. «Как ни печально признать, однако и это страстное желание соединить поколения: наше, сегодняшнее, с теми, кто ушел, именно посредством этого словаря, повлияло на его здоровье» – сообщают читателям сын и ученик ученого.

 

Полезное дежавю

О том, насколько удалось составителям актуализировать терминологию былых времен и сделать ее актуальной для современников можно судить по статьям, посвященным сваям. Если спросить нынешних строителей, сколько видов свай они знают, то они, скорее всего, приведут не больше десяти наименований. В словаре же их содержится почти пять десятков! Среди них незаслуженно забытая свая Раймонда, которая, в свою очередь, является усовершенствованным видом свай Штерна. Сваи Штерна изготавливали, забивая в грунт деревянный сердечник в металлической оболочке. Потом сердечник извлекали, а оставшуюся в грунте металлическую оболочку затрамбовывали бетоном. Но при извлечении сердечника он нередко приподнимал с собой оболочку, которая, будучи заполненной бетоном, могла дать значительную осадку. По этой причине сваи Штерна не применяются. С 1901 года им на смену в начале ХХ века пришли сваи Раймонда, в которых деревянный сердечник выполнен из двух частей, между которыми расположен вертикальный металлический стержень. После забивки сердечника с оболочкой этот стержень вынимают, части сердечника сближаются, после чего их можно легко извлечь из оболочки, не сдвигая ее с места. За рубежом такие сваи используются до сих пор, и словарь теперь напоминает о них российским строителям.

Технологию изготовления литых железобетонных свай по разрядно-импульсной технологии освежит в памяти наших современников статья о свае «РИТ». Чтобы свая крепко сидела в грунте, в закачанную в пробуренную скважину бетонную смесь генератором импульсных токов подаются электрические разряды. Благодаря им поверхность сваи становится бугристой, ее контакт с грунтом становится более тесным, а значит возрастает несущая способность. Павел Александрович Коновалов много сделал для популяризации технологии РИТ, но такие сваи по-прежнему используют довольно редко, и упоминание о них в словаре пойдет только на пользу.

 

Живое и мертвое

Надежду на то, что этой своеобразной коллекцией забытых вещей заинтересуются практикующие специалисты, внушает стиль изложения. Написанный живым, понятным широкому кругу читателей языком, словарь читается как художественное произведение, что называется, на одном дыхании. Присущая Павлу Александровичу простота и доступность изложения объясняется, прежде всего, его литературными интересами. Он буквально жил творчеством Александра Сергеевича Пушкина, не пропускал ни одной книжной новинки о жизни великого поэта. Даже в гроб ему положили «Евгения Онегина», с которым он никогда не расставался. Не удивительно поэтому, что к составлению терминологического словаря ученый относился с требовательностью филолога, а не только специалиста в области фундаментов и грунтов.

 

 

Кстати, своими познаниями в области грунтоведения он тоже был обязан не своему профильному образованию. В Новосибирском институте инженеров транспорта, в стенах которого он стал специалистом по проектированию и строительству мостов и тоннелей, грунтоведению уделялось не так уж много часов. И до сих пор в российских строительных вузах на курс инженерной геологии отводится всего лишь несколько занятий. В результате наши будущие проектировщики отлично знают фундаменты и сооружения, но недостаточно хорошо представляют себе, как поведут они себя в естественной геологической среде. Точно так же, как геологи разбираются в грунтах и подземных водах, но чаще всего мало что знают о сооружениях и фундаментах, которые будут располагаться в грунтовом массиве.

Сочетанием мертвого сооружения и живой среды занимается геотехника, но в российских вузах, в отличие от других стран, геотехников не готовят – ими становятся в практической деятельности. Поэтому имея профессиональное строительное образование, грунтовую часть Павел Александрович освоил лишь благодаря общению с крупными специалистами в области механики грунтов, прежде всего, со своим любимым учителем – доктором технических наук, профессором Кириллом Егоровичем Егоровым. Среди трудов П.А. Коновалова (а всего им написано 12 книг и более 200 печатных работ) есть целые монографии, посвящённые намывным и заторфованным грунтам.

 

 

Чтобы восполнить пробел во взглядах строителей на грунты с точки зрения естественных наук, Павел Александрович попросил своего сына, инженера-геолога по образованию, проверить в рукописи, в названии которой тогда еще отсутствовало понятие «грунтоведение», геологические термины. Но Владимир Павлович убедил отца, что нужно не просто проверить, но и существенно дополнить рукопись грунтовой терминологией. Теперь тот же специалист по сваям найдет в словаре основные понятия по грунтам, геодинамике, гидрогеологии и инженерным изысканиям.

 

Не кабинетная книга

Спустя два года после кончины Павла Александровича в его кабинете ничего не изменилось. Войти в него, можно только пройдя мимо рабочего стола ученика ученого – Фаршеда Фарходовича Зехниева, который относится к своему учителю как к родному отцу. Он бережно хранит книги, рукописи, результаты исследований учителя. Для него они не просто вспомогательный материал для подготовки словаря, а источник вдохновения, пример отношения к коллегам. Больше двадцати лет назад, когда Фаршед Фарходович работал директором среднеазиатского филиала ВНИИОСП в Душанбе, Павел Александрович приезжал к нему из Москвы и помогал налаживать личные контакты с коллегами из других среднеазиатских республик. Доброжелательность, неподдельное уважение так привлекали людей к московскому гостю, что эти связи работают до сих пор. В каких бы уголках страны не исследовал он сложнейшие проблемы, связанные со строительством фундаментов – в Средней Азии, Западной Сибири или на Украине, везде он одновременно читал лекции инженерно-техническим работникам, популярно доводил до них результаты научных исследований. Все, что говорил и писал Павел Александрович было просто и доходчиво, и написанный им словарь не исключение. Он стал не только образцом стилистики, когда текст не усложнен сложными техническими деталями, но и своего рода отражением стиля жизни не кабинетного ученого, ученого-практика.

 

 

 

По мнению Фаршеда Фарходовича, уникальность словаря состоит не только в том, что в нем, например, впервые представлен ряд новых ныне популярных терминов, таких как «геотехнический монинторинг», «стена в грунте», «сваи РИТ», а в практических примерах применения этих и других терминов. Чтобы придать словарю практическую направленность потребовались многолетние усилия – составлять его Павел Александрович начал в далеком 1964 году. И хотя он не успел довести до конца свой более чем полувековой труд, за него это сделали его сын и ученик.

Алексей Торба

«Строительная газета», 19 января 2017 г. (в сокращении)

На снимках: Фаршед Фарходович Зехниев только что получил авторский экземпляр словаря; Павел Александрович Коновалов за работой; Павел Александрович Коновалов в молодости; его сын, Владимир Павлович Коновалов, беседует с корреспондентом «СГ»; Павел Александрович Коновалов в своем кабинете; в этом кабинете до сих пор все осталось неизменным, как при жизни известного ученого

Фотографии Павла Александровича Коновалова представлены Фаршедом Фарходовичем Зехниевым. Остальные фото – автора

Просмотров: 643 | Добавил: aleksej-torba | Теги: Фаршед Фарходович Зехниев, Владимир Павлович Коновалов, Павел Александрович Коновалов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0