Главная » 2018 » Октябрь » 16 » КРАСНЫЙ ТЕЛЕФОН
01:25
КРАСНЫЙ ТЕЛЕФОН

Почему покраснели телефоны Петра Порошенко и Филарета Денисенко

 

 

 

 

Глава самопровозглашенного "Киевского патриархата" Филарет Денисенко вошел в президентский кабинет под телекамерами, и Петр Порошенко пошел к лидеру украинского раскола навстречу, дежурно улыбаясь, как он всегда улыбается в таких случаях. В этот раз он постарался придать натянутой на лицо улыбке оттенок доброты, потому что Филарет пришел вроде бы по делу Божиему – по случаю признания Константинопольским патриархатом автокефалии украинской церкви. В действительности же дело это было не только не доброе, но самое злодейское из всех, какие можно только себе представить. Вслед за неканоническим признанием раскольничьей церкви Константинополем, неизбежно следовал разрыв отношений с ним со стороны Московского патриархата, а значит раздиралось тело единой Православной Церкви. Той самой, о которой Порошенко множество раз за свою жизнь говорил, что он верует «во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь». То есть верует в ту самую Церковь, которую возглавляет Иисус Христос, и которую, по Его словам, не одолеют врата адовы. Теперь именно он, Петр Порошенко, разрывал своими действиями это единство, и зная, перед Кем ему придется отвечать за этот поступок, пытался скрыть страх за натянутой улыбкой. Оказавшись на стороне сатаны, он ухватился за протянутые к нему руки Филарета, и тряс их, принимая заслуженные предательством Церкви поздравления.

Он знал, что, признавая его заслуги в признании автокефалии, Филарет на этот раз не врет. Именно он, Петр Порошенко, повлиял на константинопольского Патриарха Варфоломея, который до недавнего времени придерживался совершенно противоположной позиции. Так, в своем письме от 11 июля 1995 года к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию ΙΙ Варфоломей писал: «В этой связи хотим заверить Вас, что включение украинских общин [из диаспоры, то есть за пределами России и Украины] в каноничный порядок Православной Церкви через принятие их под омофор Вселенского Патриархата окажется, в конечном счете, благотворным, уверены, и для отношений святейшей Русской Церкви с верующими на Украине. Потому что, с одной стороны, принятые будут обязаны официально заявить, что они не станут стремиться к автокефалии Украинской Церкви или ее части через известные методы действующих всеми способами «автокефалистов», а с другой стороны, потому что они не смогут сотрудничать или входить в общение с другими украинскими раскольничьими группами, находящимися вне общения с Православной Церковью, без вреда для себя, так как для них будет в силе канонический принцип: «кто общается с поставленным вне общения, сам становится вне общения»».

Но это и все другие подобные заявления константинопольского Патриарха оказались в прошлом. И победители уселись по обе стороны президентского стола, чтобы вволю порассуждать об этом событии. Пока Порошенко разглагольствовал об историческом значении признания автокефалии и своем желании покончить с «пятой колонной» в лице Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, Филарет, раскрыв рот, безотрывно смотрел на него своими бесцветными глазами. Порошенко избегал смотреть в эту пугающую пустоту и отводил взгляд, как от зверя, подбирающегося к уже обездвиженной им жертве. Чтобы как-то сгладить трагизм события, он, наоборот, заговорил о нем, как о великом празднике, и привычным жестом похлопал себя по карману брюк – якобы, даже телефон у него покраснел от поздравлений. В свою очередь Варфоломей тоже угодливо похлопал себя по карману и заявил, что и у него покраснел телефон. Лица при этом у обоих были бледные, и только шелк знамени, на фоне которого они беседовали, придавал им какое-то подобие жизни.

Для миллионов православных украинцев и русских, членов Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, которые наблюдали за собеседниками на экранах телевизоров, речи президента и раскольника звучали приговором. И не только потому, что президент назвал их «пятой колонной», тем самым науськивая своих сторонников на внутреннего противника. К этому они уже привыкли и давно готовы стать мучениками во имя Христа. Гораздо страшнее то, что раскольники теперь могут захватить их храмы, а причащаться с раскольниками Украинская Православная Церковь не велит. Лишиться же причастия для верующего человека – это все равно, что рыбе остаться в чужеродной среде – на воздухе. Поэтому у православных теперь только один путь – уйти в Россию. На это и рассчитывает Порошенко, говоря о гарантиях соблюдения религиозной свободы для верующих всех конфессий, и при этом отдавая себе отчет, что пребывать в раскольничьей церкви православные люди не смогут и будут вынуждены покинуть территорию Украины.

Но этот назревающий великий исход не устраивает Россию. Потому что тогда не в далекой Сирии, где удалось подавить назревавший антироссийский гнойник, а под боком у России останутся, в основном, те, кто настроен против нее. Ибо не в Порошенко и Филарете сила, а в тех, кто их поддерживает. Чтобы Украина окончательно не стала враждебным нам государством, на столе у президента этой страны должен в самом деле зазвонить красный телефон, по которому ему дадут понять, что если хоть один храм Украинской Православной Церкви Московского Патриархата будет захвачен, то вся мощь российского государства придет на помощь православным на Украине.

О том, что Порошенко понимает возможность такой перспективы, свидетельствуют его слова 14 октября, т.е. через три дня после встречи с Филаретом: «Объясните мне, а почему решение Вселенского Патриарха позавчера обсуждалось на совете безопасности Российской Федерации под председательством Путина? Не потому ли, что в жизни, как в той русской сказке: Кощей точно знает где та игла, в каком яйце, в каком сундуке и под каким дубом». На это главе украинского государства можно ответить русской поговоркой: «Знает кошка, чье мясо съела».

 

СПРАВОЧНО

15 октября 2018 года в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Церкви Священный Синод Русской Православной Церкви принял заявление, в котором, частности, сказано:

«Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами. Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в ее храмах.

Переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения».

 

Алексей ТОРБА

16 октября 2018 г., Москва

На снимке: глава самопровозглашенного «Киевского патриархата» Филарет Денисенко поздравляет Президента Украины Петра Порошенко с решением Синода Вселенского Патриархата об автокефалии Украинской Церкви

Фото пресс-службы Президента Украины

Категория: ПОЛИТИКА | Просмотров: 516 | Добавил: aleksej-torba | Теги: Петр Порошенко, Филарет Денисенко, автокефалия Украинской Церкви | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0