Главная » Файлы » Православие » ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

5 МАРТА (20 ФЕВРАЛЯ ПО СТ. СТИЛЮ) ПАМЯТЬ СВЯТЫХ:
04.03.2017, 23:52

Прп. Льва, еп. Катанского (ок. 780)

Святой Лев был епископом в городе Катане, в Сицилии. Он славился добротой и милосердием, христианской любовью к нищим и странникам. Господь удостоил его дара врачевания от различных болезней и чудотворений.

Во времена епископства святого Льва в Катанах жил чародей Илиодор, который поражал народ ложными чудесами. Он прежде был христианином, но потом тайно отвергся Спасителя и сделался служителем диавола. Святитель Лев часто убеждал Илиодора отстать от злых дел и обратиться к Богу, но напрасно. Однажды Илиодор дошел до такой дерзости, что, войдя в храм, где епископ совершал Богослужение, своим волхвованием произвел там смятение и соблазн, пытаясь устроить бесчинства.

Видя народ, беснующийся по колдовскому внушению, святой Лев понял, что время кротких увещеваний прошло. Он спокойно вышел из алтаря и, обвязав шею чародея своим омофором, вывел его из храма на площадь. Там он заставил Илиодора признаться во всех злодеяниях, приказал развести костер и без колебаний вступил вместе с чародеем в огонь, удерживая его омофором. Так они стояли в огне, пока Илиодор не сгорел, а святитель Лев, силой Божией, остался невредим. Это чудо еще при жизни прославило преподобного Льва.

Когда преподобный скончался, при его гробе получила исцеление кровоточивая женщина. Тело святого было положено в храме святой мученицы Лукии, созданном им самим, а впоследствии мощи его были перенесены в церковь святителя Мартина Милостивого, епископа Турского (память 12 октября).

(С официального сайта Московского Патриархата)

 

Прмчч. Валаамских

В XVI веке, когда беспокойные шведы вновь начали воевать с Россией, Валаам в который раз явился объектом агрессии. В 1578 году, 20 февраля, преследуя православных карел, шведы напали на Валаамский монастырь: 19 человек достоблаженных и благочестивых старцев и 14 послушников были мученически истреблены мечом за твердость в исповедании православной веры. С тех пор их святые имена были занесены в монастырский помянник: священноинок Тит, схимонах Тихон, иноки Геласий, Варлаам, Сергий, Савва, Конон, Сильвестр, Киприан, Пимен, Иоанн, Самон, Иона, Давид, Корнилий, Нифонт, Афанасий, Серапион, Варлаам и послушники Афанасий, Антоний, Лука, Леонтий, Фома, Дионисий, Филипп, Игнатий, Василий, Пахомий, Василий, Иоанн, Феодор и Иоанн.

(С сайта Приозерского подворья Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального монастыря)

 

 

Блгв. кн. Ярослава Мудрого (1054)

Святой благоверный князь Киевский Ярослав Владимирович (Мудрый), во святом крещении Георгий, родился в 978 г. и был сыном святого равноапостольного великого князя Владимира и полоцкой княжны Рогнеды. Еще при своей жизни произведя первый раздел земель между сыновьями, князь Владимир посадил Ярослава в Ростове. В годы княжения в Ростове, молодой князь Ярослав на месте завоеванного его воинами поселения Медвежий Угол основал город Ярославль как военный княжеский форпост на устье речного пути от Ростова к Волге. Согласно «Cказанию о построении града Ярославля», одновременно с самим городом князем Ярославом была заложена деревянная церковь пророка Илии, который являлся борцом с язычеством, в честь того, что в Медвежьем Углу в день памяти этого святого князь выдержал бой с ритуальной медведицей, преодолев местные языческие культы.

По смерти старшего сына Вышеслава, князь Владимир перевел Ярослава в Новгород, где он и узнал о смерти отца. После смерти Владимира началась жестокая междоусобная борьба за Киевский престол. Старший сын Владимира Святополк вероломно убил своих братьев Бориса и Глеба и ценою крови братьев стал великим князем киевским. В замыслы Святополка, прозванного в народе Окаянным, входило и устранение Ярослава. Получив известие от своей родной сестры Предславы о намерениях Святополка, Ярослав с новгородцами и варягами выступил к Киеву. У Любеча после 3-месячного противостояния Ярослав победил Святополка, которому удалось бежать под защиту своего тестя, польского короля Болеслава Храброго.

В 1018 г. войско Болеслава и Святополка вторглось на русскую землю и подошло к Киеву. После непродолжительной осады Киев пал. Ярослав собрал в Новгороде новое войско из варягов и новгородцев-ополченцев и вновь двинулся к Киеву с целью вернуть себе великокняжеский стол. Решающее сражение между Ярославом и Святополком произошло на реке Альте (1019 г.), где Святополк потерпел поражение. Став великим князем киевским, Ярослав стал княжить совместно со своим братом Мстиславом, князем Тмутараканским, которому в 1025 г. отошло все левобережье Днепра, а столицей его княжества стал Чернигов.

При Ярославе Мудром Киевская Русь достигла наивысшего могущества. Ему, так же как и князю Владимиру, удалось обезопасить Русь от печенежских набегов. В 1030 г. после успешного похода на прибалтийскую чудь Ярослав основал неподалеку от Чудского озера г. Юрьев (ныне г. Тарту в Эстонии), утвердив русские позиции в Прибалтике. После смерти брата Мстислава в 1035 г. Ярослав окончательно стал единодержавным князем Киевской Руси.

Ярослав ознаменовал свое многолетнее царствование сооружением многих храмов. Важнейший из них — храм Киево-Софийский. В 1036 г., когда великий князь находился в Новгороде, он получил известие, что печенеги обступили Киев. Собрав многих воинов из варягов и новгородцев, Ярослав поспешил в свою столицу и здесь, присоединив к ним еще дружину киевскую, выступил против врагов, которых было несметное число. Злая сеча продолжалась целый день, и едва к вечеру Ярослав одолел. В память столько важной и благодетельной для отечества победы Ярослав и заложил великолепный каменный храм во имя святой Софии, или Ипостасной Премудрости Божией Господа Иисуса, на том самом поле, где происходила битва, решившись распространить Киев гораздо далее прежней его черты. Этот храм, заложенный в 1037 г., был построен по образцу знаменитого храма Софийского в Константинополе, только в гораздо меньшем размере и с некоторыми другими значительными отличиями. Киево-Софийский храм, как только был окончен, сделался митрополичим кафедральным собором. При нем построен был митрополичий дом, в котором первосвятители русские начали иметь постоянное свое местопребывание.

Вслед за Софийским собором Ярослав воздвиг каменную церковь на Золотых Воротах, находившихся на западе от собора в земляном валу, которым в том же 1037 г. начал князь ограждать свою расширенную столицу. Эта церковь, поставленная на главных городских воротах, посвящена была Благовещению Пресвятой Богородицы с тою мыслию, как замечает летописец, да «радость всегда будет граду тому святым Благовещением Господним и молитвами святой Богородицы и Архангела Гавриила».

После Благовещенской церкви Ярослав соорудил еще две каменные церкви (а при них и монастыри) неподалеку от Софийского собора: одну — на западе от него, по направлению к Золотым Воротам, во имя своего Ангела — святого Георгия Победоносца, другую — на юг от собора, во имя Ангела своей супруги — святой Ирины.

Не перечисляя других церквей, построенных Ярославом, преподобный летописец делает общее замечание: «И ины церкви ставляше по градом и по местам… и радовашеся Ярослав, видя множество церквий…» Кроме сооружения новых храмов он заботился о возобновлении и прежних. В 1039 г., говорит летопись, освящена была митрополитом Феопемптом церковь святой Богородицы, Десятинная, которую создал отец Ярослава Владимир.

Из церквей, построенных в царствование Ярослава вне Киева, замечательнейшая есть Софийский собор новгородский, заложенный сыном великого князя Владимиром в 1045 г. и освященный в 14-й день сентября 1052 г. (по друг. — 1050) Новгородским епископом Лукою. Подобно киевской Софийской церкви, и новгородская, как только была освящена, сделалась кафедральным собором местных епископов.

В царствование Ярослава были открыты мощи святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Одним из первых дел великого князя было тогда собрать сведения, где находятся тела его избиенных братьев, и, услышав, что тело Глебово остается поверженным в пустыне, он повелел искать его. Долго искали, но не находили, и не прежде как через год (следовательно, в 1020 г.) оно найдено ловцами совершенно целым, нимало не изменившимся и не поврежденным ни от плотоядных зверей, ни от влияния стихий, хотя около пяти лет лежало без всякой защиты. С подобающею церковною честью оно было перенесено на судно, привезено в Вышгород и погребено вместе с телом Бориса у церкви святого Василия.

Вскоре у могилы страстотерпцев начали совершаться знамения и чудеса. И когда церковь святого Василия по неосторожности пономаря сгорела, то старейшина града, доводя о том до сведения великого князя Ярослава, сообщил ему вместе и об этих знамениях. Ярослав немедленно пригласил к себе митрополита Иоанна, который по совещанию с великим князем сделал чрез несколько времени торжественный церковный ход из Киева в Вышгород к могиле святых. Велели раскопать могилу и изнести гробы их на поверхность земли; и, когда митрополит с пресвитерами открыл эти гробы, увидели мощи угодников Божиих совершенно нетленными. Тогда же перенесли их в особо устроенную часовню, поставили на десной стране и совершили над ними святую службу (всенощную). Новые два чуда — исцеление хромого и слепого, совершившиеся при гробах святых братьев, еще более убедили всех в прославлении их от Господа. И тогда митрополит подал великому князю совет построить в Вышгороде церковь во имя святых страстотерпцев и установить день священного торжества в память их. Князь с радостью последовал доброму совету. Немедленно в зимнее время было приготовлено дерево для церкви, а как только настало лето, она была сооружена над тою самою часовнею, в которой находились раки святых мучеников. По сооружении церкви митрополит с собором духовенства в присутствии великого князя и при стечении многочисленного народа торжественно освятил ее 24 июля, в день умерщвления Борисова, поставил в ней мощи новоявленных чудотворцев на десной стране и установил ежегодно праздновать этот день в память их совокупно. По окончании литургии, во время которой новое внезапное исцеление хромого при мощах святых мучеников поразило и обрадовало всех присутствовавших во храме, как очевидцев чуда, торжествующий Ярослав сотворил великое угощение для митрополита, духовенства и всякого звания людей, богатых и убогих.

Очень вероятно, что в царствование же Ярослава начали у нас праздновать и память святого равноапостольного князя Владимира в день его кончины – 15 июля, потому что, несомненно, тогда признавали уже Владимира в лике святых.

По примеру равноапостольного Владимира, который «любил словеса книжная», и великий князь Ярослав до того был предан книгам, что часто сам читал их днем и ночью и не менее отца своего заботился о просвещении своих подданных. С этою целью он, поставляя по градам и селам священнослужителей, нарочито определял им из имения своего урок (жалованье), чтоб они чаще собирали народ в церкви и ревностнее учили его вере, как поручено им от Бога. Также он составил вокруг себя целое общество людей, довольно образованных, которые перевели, по его поручению, многие книги с греческого языка на славянский, а другие, вероятно, прежде в Болгарии или Руси переведенные, списали, и предлагал эти книги для чтения всем верным. Собрав много книг, положил их при Киево-Софийском соборе и таким образом основал первую в нашем отечестве библиотеку. Посетивши в 1030 г. Новгород, сам завел там весьма значительное по тому времени училище, в котором начали обучаться триста детей старост и пресвитеров.

При Ярославе Мудром Русь достигла широкого международного признания. С семьей киевского князя стремились породниться крупнейшие королевские дворы Европы. Сам Ярослав был женат на шведской принцессе Ингигерде (святой благоверной княгине Ирине). Княгиня стала матерью большой и замечательной семьи: у нее было семеро сыновей и пятеро дочерей. Все они получили отличное образование (включая знание нескольких языков) и являли пример нравственности и православного благочестия. Об этом можно судить по «Похвале святому князю Владимиру» митрополита Илариона (около 1040 г.), где сказано: «…посмотри на внуков и правнуков твоих, как содержат они благоверие, тобой переданное, как часто посещают святые храмы, как славят Христа, как поклоняются Его имени!» Старшие дети Ярослава и Ирины оставили заметный след в истории Руси. Митрополит Илларион справедливо писал о киевских князьях: «Не в плохой стране были они владыками, но в русской, которая ведома и слышима во всех концах земли».

Князь Ярослав оставил о себе память составлением свода законов Киевской Руси – «Русской правды», которая, дополненная его сыновьями и внуком Владимиром Мономахом, стала правовой основой жизни русского народа. Перед блаженной кончиной составил завещание сыновьям, которое начиналось словами: «Любите друг друга. Если будете жить в любви друг с другом, то Бог будет среди вас и покорит вам врагов ваших, и вы будете жить мирно. А если будете ненавидеть друг друга и ссориться, то погибнете сами и погубите землю отцов своих и дедов, которую достали они трудом великим».

Почитание благоверного князя Ярослава Мудрого, как местночтимого подвижника благочестия, началось сразу после его преставления (20 февраля 1054 г.). Е. Е. Голубинский в известном труде «История канонизации святых в Русской Церкви» приводит свидетельство Адама Бременского, который в «Деяниях первосвященников Гамбургской церкви», датируемых 1075 годом, великого князя Ярослава Владимировича называет святым.

Имя благоверного великого князя Ярослава было внесено в месяцеслов Русской Православной Церкви по благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия II 8 декабря 2005 года. Определением Архиерейского собора Русской Православной Церкви от 3 февраля 2016 года установлено общецерковное почитание благоверного князя Ярослава Мудрого.

В соответствии со сложившейся традицией, князь Ярослав Мудрый считается небесным покровителем государственных мужей, юристов, судей, прокуроров, храмоздателей, библиотекарей, научных работников, учителей и студентов.

(С сайта прихода храма в честь благоверного великого князя Ярослава Мудрого)

 

Прп. Агафона Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV)

Преподобный Агафон Печерский был великим постником, исцелял больных возложением на них руки, имел дар пророчества и предсказал время своей смерти. Память его празднуется также с Собором преподобных Дальних пещер 28 августа.

(С официального сайта Московского Патриархата)

 

Прмч. Корнилия Псково-Печерского (1570)

Преподобномученик Корнилий Псково-Печерский родился в 1501 года во Пскове в семье бояр Стефана и Марии. Чтобы дать сыну образование, родители отдали его в Псковский Мирожский монастырь, где он подвизался под началом старца: делал свечи, рубил дрова, обучался грамоте, переписке и украшению книг и иконописи. Закончив учение, Корнилий вернулся в родительский дом с решением стать иноком.

Однажды государев дьяк Мисюрь Мунехин взял с собой Корнилия в затерянную среди лесов Псково-Печерскую обитель, которая тогда была беднее любого псковского погоста. Красота природы, тихая служба в пещерной церкви произвели на Корнилия такое сильное впечатление, что он навсегда ушел из родного дома и принял иноческий постриг в Псково-Печерской обители. В 1529 году, в возрасте 28 лет, преподобный Корнилий был возведен во игумена и избран настоятелем монастыря. В его настоятельство Псково-Печерская обитель достигла наибольшего расцвета. Число братии увеличилось от 15 до 200 человек. Это количество насельников не было превышено ни при одном из последующих настоятелей.

Деятельность преподобного Корнилия простиралась далеко за пределы обители: он распространял Православие среди живших вокруг монастыря эстов и сэту, строил церкви, больницы, дома для сирот и нуждающихся. Во времена ужасного мора на Псковщине преподобный Корнилий бесстрашно ходил по моровым деревням причащать живых и отпевать у круглых ям умерших.

Во время Ливонской войны преподобный Корнилий проповедовал христианство в отвоеванных городах, строил там храмы, щедрой рукой раздавал пострадавшим во время войны эстам и ливам пособия из монастырских запасов; в обители безмездно лечили и кормили раненых и изувеченных, хоронили в пещерах убитых и вписывали их имена в монастырский синодик на вечное поминовение.

В 1560 году, в праздник Успения Божией Матери, преподобный Корнилий послал в благословение русским войскам, осаждавшим город Феллин, просфору и святую воду. В тот же день немцы сдали город. В 1570 году на созданную в Юрьеве Ливонском кафедру был назначен епископом Юрьевским и Вельянским (то есть Феллинским) некий игумен Корнилий. Некоторые отождествляли его с преподобным Корнилием, но это не соответствует действительности. Преподобный Корнилий был большим знатоком и любителем книг - в монастыре была собрана солидная библиотека. В 1531 году вышел его труд под названием "Повесть о начале Печерского монастыря". В середине ХVI века Псково-Печерский монастырь воспринял от Спасо-Елеазаровского монастыря традицию летописания. В основу летописи были положены сведения двух первых Псковских летописей в черновом продолжении с 1547 по 1567 год. Кроме того, игумен Корнилий завел большой монастырский Синодик для поминовения усопших братий и благотворителей обители, начал вести "Кормовую книгу" с 1558 года, составил "Описание монастыря" и "Описание чудес Печерской иконы Богоматери".

Преподобный Корнилий расширил и украсил монастырь, прокопал далее монастырские пещеры, перенес деревянную церковь во имя Сорока мучеников Севастийских за монастырскую ограду, на приезжий монастырский двор, а на ее месте в 1541 году поставил церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, в 1559 году построил храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

Печерская обитель, возникшая на границе Русского государства, была не только светочем Православия, но и крепостью против внешних врагов России.

В 1558-1565 годах преподобный Корнилий воздвиг вокруг монастыря массивную каменную стену, а над Святыми воротами по собственному проекту построил каменную церковь во имя Святителя Николая, поручив ему охрану обители. В храме был поставлен деревянный скульптурный образ "Николы Ратного".

О мученической кончине преподобного Корнилия в летописи, составленной иеродиаконом Питиримом, записано: "Сей достоблаженный игумен Корнилий... на игуменстве 41 год и 2 месяца поживе; он постническим и святым житием не точию мнихом бе образ ко спасению... во время же бывших потом на земли России мятежей много злая пострада и, наконец, от тленнаго сего жития земным царем предпослан к Небесному Царю в вечное жилище, в лето 1570, февраля в 20-й день, на 69 году от рождения своего". (Эта же дата стоит и на керамической пластине - керамиде, закрывавшей устье первоначальной гробницы преподобного Корнилия.)

В древней рукописи Троице-Сергиевой Лавры написано, что, когда игумен Корнилий вышел за монастырские ворота с крестом на встречу царя, разгневанный ложным наветом Иоанн своей рукой отсек ему голову, но тотчас раскаялся и, подняв тело его, на руках понес в монастырь. Обагренная кровью преподобного Корнилия дорожка, по которой царь нес его тело к церкви Успения, названа "Кровавым путем". Свидетельством раскаяния царя служат щедрые пожертвования Псково-Печерскому монастырю, сделанные им после кончины преподобного Корнилия. Имя игумена Корнилия было вписано и в царский синодик.

Тело преподобномученика Корнилия было положено в стене "Богом зданной пещеры", где пребывало 120 лет невредимо. В 1690 году митрополитом Псковским и Изборским Маркеллом мощи были перенесены из пещеры в соборную Успенскую церковь и поставлены в новом гробе в стене.

17 декабря 1872 года мощи преподобного Корнилия с прежним гробом были переложены в медно-посеребренную раку, а в 1892 году - в новую раку. Полагают, что служба преподобномученику была составлена ко дню открытия мощей в 1690 году.

(С официального сайта Московского Патриархата)

 

Сщмч. Садока, еп. Персидского, и с ним 128-ми мучеников (342–344)

Священномученик Садок, епископ Персидский, и с ним 128 мучеников пострадали в Персии при царе Сапоре II. Святой Садок был преемником священномученика Симеона (память 17 апреля). Однажды он увидел сон, в котором святой Симеон предупреждал его о предстоящей ему мученической смерти. Стоя в великой славе на вершине лестницы, касавшейся небес, святитель Симеон сказал: "Взойди ко мне, Садок, и не бойся - я вчера взошел, а ты взойди сегодня". Вскоре царь Сапор, воздвигший гонение на христиан, повелел взять святого Садока вместе с его клиром и паствой. Всего было схвачено 128 человек, в их числе 9 дев. Они были брошены в темницу, где в продолжение пяти месяцев их жестоко истязали, принуждая отречься от христианской веры и поклониться солнцу и огню. Святые мученики бестрепетно отвечали: "Мы - христиане и поклоняемся Единому Богу". Они были осуждены на усечение мечом.

(С официального сайта Московского Патриархата)

 

Прп. Агафона, папы Римского (682)

Преподобный Агафон, папа Римский, происходил из богатой семьи, от благочестивых родителей христиан, давших ему хорошее образование. После их смерти святой Агафон роздал имение нищим и принял иночество. Добродетельная жизнь его не укрылась от людей. В 679 году он был поставлен во главе Римской Церкви и не оставил кафедры до самой кончины († 682).

(С официального сайта Московского Патриархата)

 

Сщмч. Николая Розова пресвитера (1938)

Священномученик Николай родился 27 ноября 1877 года в селе Жданово Курмышского уезда Симбирской губернии* в семье священника Василия Розова. Все три сына отца Василия стали священнослужителями, двое из них были диаконами – известный патриарший архидиакон Константин Розов и диакон Михаил Розов, принявший сан в тридцатых годах и служивший в одном из храмов в городе Ораниенбауме.

Первоначальное образование Николай получил в Алатырском духовном училище. В 1898 году он окончил Симбирскую Духовную семинарию и женился на дочери священника девице Ольге, выпускнице епархиального училища в Симбирске. Впоследствии она стала ему верной помощницей, разделив с ним тяготы гонений и ссылок. В 1898 году Николай был рукоположен во диакона ко храму в селе Анненково Симбирского уезда и назначен заведующим двух церковноприходских школ и преподавателем Закона Божия в земской школе. В 1900 году он был назначен миссионером 4-го округа Симбирского уезда[1]. 14 декабря 1904 года диакон Николай был рукоположен во священника ко храму Рождества Христова в селе Барышская Слобода Алатырского уезда; здесь он был законоучителем и заведующим двух церковноприходских школ – в селах Барышская Слобода и Ольховка[2].

В 1906 году отец Николай переехал в Санкт-Петербург и поступил в Духовную академию. Окончив академию в 1910 году со званием кандидата богословия, он стал преподавать Закон Божий в Еленинском институте.

Всю свою жизнь отец Николай был принципиальным противником пьянства, близким он говорил, что это оттого, что он глубоко переживает пристрастие к вину отца и старшего брата. Ни дома, когда приходили к священнику гости, ни в гостях при отце Николае никогда за трапезой не подавали вина. Живя в Санкт-Петербурге, он был деятельным участником Александро-Невского общества трезвости.

В 1908 году Общество выпустило направленную против пьянства брошюру, написанную отцом Николаем, в которой он, в частности, писал: «Кроме казенных винных лавок теперь в каждом селении торгует несколько частных шинков, и могучие волны водки прокатываются по обширной равнине России, нигде не встречая преград своему разрушительному действию. Катятся волны, захлестывают города, села и деревни; гибнет, захлебываясь в море водки, русский народ. Ужели мы будем еще и еще добровольно нести гнет этого злого гения нашей Родины? Ужели мы будем продолжать пить, похмеляться и безобразить, а в промежутках между похмельем и пьянством, когда тело устанет от обильных угощений на пьяном пиру горе-богатыря, мы будем спать тяжелым, кошмарным, пьяным сном?..»

В 1918 году отец Николай стал служить в храме в селе Григорове неподалеку от Алатыря, где служил до 1922 года, а затем переехал в село Коноклейки в Мордовию. В те годы в глухих деревнях еще сохранялось благочестие, а нечестие, если и проявлялось среди простого народа, то было еще беззлобным. Однажды отец Николай шел с сыном по селу. Стоящая на улице группа молодежи, увидев священника, стала громко скандировать: «У попа-то рукава-то – батюшки!» На что отец Николай тут же ответил: «У ворот-то дураков-то – матушки!» Услышав ответ священника, молодежь одобрительно загудела. В это время еще устраивались крестные ходы во всех тех случаях, когда требовалась помощь Божия, – во время засухи, при падеже скота, когда выгоняли первый раз после зимы скот на пастбище. И вера народа не посрамляла просящих.

С 1925 по 1931 год отец Николай служил в небольшом деревянном храме в селе Купчино недалеко от Петрограда. В это время он был возведен в сан протоиерея.

В 1932 году староста греческой, что на Лиговском проспекте, церкви Колхитис пригласил отца Николая стать в ней настоятелем, и тот дал согласие. Прихожан-греков в то время оставалось всего несколько семей, но церковь считалась посольской: иногда сюда приезжал посол Греции и по национальным праздникам вывешивался греческий флаг. Большое внимание в храме уделялось пению. Здесь был профессиональный хор под управлением А.П. Рождественского, в нем пели многие оперные певцы, но характер пения был скорее светский, нежели церковный. Один из алтарей был в честь святителя Николая чудотворца, это место в храме протоиерей Николай называл «русским уголком», но вскоре этот алтарь староста упразднил без согласия на то настоятеля. Отец Николай хотел богослужение в храме сделать более уставным, но и здесь потерпел неудачу и в 1932 году вынужден был перейти в Никольский храм на Охтенском кладбище. В 1935 году протоиерей Николай был награжден митрой.

В 1935 году власти произвели широкие аресты среди духовенства города, коснувшиеся и Никольского храма. 19 марта 1935 года был арестован и отец Николай Розов. На допросе на следующий день следователь спросил его:

– Что вас заставило устраиваться на службу в греческую церковь?

– Я пошел туда по письменному приглашению старосты церкви Колхитиса, который знал меня заочно через диакона этой церкви.

– Кого вы знаете из греческого консульства?

– Не знаю никого.

– Какова причина ухода из греческой церкви?

– Уволили за то, что не ужился с администрацией. Хотел наладить порядки подобно таким, какие в нашей церкви.

– Кого вы знаете из прихожан греческой церкви?

– Никого не знаю.

– За что были высланы ваши сослуживцы?

– Не знаю. Они об этом мне не говорили. Я же их жалею – как людей, не заслуживших высылки.

На этом допросы были закончены, а также закончено и следствие; в обвинительном заключении следователь написал: «Розов является исключительно антисоветским типом, открыто проявляет свое враждебное отношение к советской власти, группирует монашеский элемент и ведет антисоветскую агитацию. На допросе же это отрицает, хотя и показывает, что за антисоветскую деятельность был выслан целый ряд его сослуживцев. Считает высылку своих сослуживцев незаслуженной и очень о них сожалеет»[4].

28 марта 1935 года Особое Совещание НКВД постановило выслать отца Николая как социально опасный элемент на пять лет в Уфу, а вместе с ним и его жену.

После высылки священников настоятелем Никольского храма на Охтенском кладбище был назначен священник Феодор Боголюбов, он регулярно стал отделять часть церковных доходов высланным членам причта храма и их семьям. В Уфе отец Николай освоил ремесло переплетчика и переплетал в различных учреждениях архивные документы, а посылаемые ему из храма деньги целиком отдавал своим детям.

В связи с принятым в 1937 году советским правительством решением об уничтожении духовенства, по всей стране были арестованы священники, находящиеся на свободе, в ссылках и в заключении. 9 декабря была выписана справка на арест протоиерея Николая; в ней говорилось, что будто бы он «проводит контрреволюционную фашистскую пропаганду. Распространяет провокационные слухи о войне и поражении Советского Союза. За активную контрреволюционную агитацию Розов подлежит аресту с содержанием под стражей на время следствия в уфимской тюрьме по первой категории»[5]. 12 декабря 1937 года священник был арестован и заключен в тюрьму. В тот же день он был допрошен.

– Дайте показания о ваших связях в Уфе и других городах, – потребовал следователь.

– В Уфе я знаю всего лишь несколько человек. Дмитрия Владимировича Разумова, он священник из Ленинграда, был выслан вместе со мной. Мы бывали друг у друга, делились новостями и вели беседы на разные политические темы и больше всего интересовались вопросом об освобождении из ссылки. Эти наши встречи и беседы мы называли «производственным совещанием». Знал Федора Ивановича Красильникова, у которого учился переплетному делу. С ним также были беседы политического характера об освобождении из ссылки. Священника Павла Цветаева, ссыльного из Ленинграда, который был у меня один раз в 1937 году. С ним также говорили об освобождении из ссылки. Ивана Петровича Овечкина, диакона, высланного из Ленинграда, он также иногда бывал у меня в 1937 году. С ним велись беседы на политические темы об освобождении. Кроме указанных лиц, в Уфе, а также и в других городах никого не знаю, – ответил священник.

– Расскажите сущность ваших бесед с Разумовым, Красильниковым, Цветаевым и Овечкиным.

– Сущность этих бесед сводилась к тому, что мы говорили об освобождении нас из ссылки и в связи с этим касались вопросов международного положения и других политических вопросов.

– Вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность. Признаете ли вы себя виновным в этом?

– Виновным себя не признаю, контрреволюционной деятельностью я не занимался.

– Вы лжете, следствие располагает данными, что вы систематически среди населения вели контрреволюционную агитацию и распространяли провокационные слухи. Предлагаем вам давать откровенные показания о своей контрреволюционной деятельности.

– После того как я был выслан из Ленинграда, я говорил: «Меня выслали без причины, не было никакого основания для того, чтобы выслать меня. Кроме того, еще и обманули, говоря, что в Уфе вы будете жить совершенно вольно, а здесь обязали явкой через каждые десять дней в НКВД». Высылку меня из Ленинграда я считал и считаю неправильной, и по этому вопросу я высказывал свое недовольство.

– Расскажите о содержании вашей беседы с епископом Григорием Козловым.

– Сущность беседы сводилась к тому, что я интересовался новостями об освобождении ссыльных, на что он мне ничего конкретного не сказал.

Допросы продолжались в течение месяца.

– Следствие располагает данными, что вы систематически среди населения распространяли провокационные слухи о том, что советская власть подвергает репрессиям совершенно невинных людей и делает из них врагов. Подтверждаете ли вы это?

– Провокационных слухов среди населения я никогда не распространял.

– Известно, что вы систематически вели среди населения контрреволюционную фашистскую агитацию и восхваляли Гитлера. Признаете ли вы себя виновным в этом?

– Виновным себя не признаю, агитацию я не вел и Гитлера не восхвалял.

– Следствию также известно, что вы систематически распространяли среди населения контрреволюционные слухи о том, что якобы советская власть репрессирует невинных служителей религиозного культа и тем самым старается разрушить Церковь. Признаете ли себя виновным в этом?

– Нет, виновным себя не признаю. Клеветнических слухов среди населения я не распространял.

– Следствию известно, что вы вели агитацию среди населения города Уфы за усиление сергиевского церковного течения как самого контрреволюционного течения. Признаете ли вы себя виновным в этом?

– Агитацию за усиление сергиевского церковного течения среди населения не вел, но, возможно, иногда высказывался за усиление сергиевского течения, так как считал и считаю его самым правильным течением по сравнению с другими церковными течениями (автокефальным и обновленческим).

– Известно, что вы являетесь активным участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии. Дайте показания по этому вопросу.

– Участником контрреволюционно-повстанческой организации я не являюсь, и дать показания по этому вопросу я не могу.

– Вы говорите неправду. Следствию известно, что вы являетесь активным участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии, которая возглавлялась епископом Козловым, и, бывая у него на квартире, вы получали от него указания контрреволюционного характера. Требуем от вас правдивых показаний по этому вопросу.

– Повторяю. Участником контрреволюционно-повстанческой организации в Башкирии я не являюсь, и никаких указаний контрреволюционного характера от епископа Козлова я не получал, но на квартире у него был один раз, и говорили мы об освобождении ссыльных из ссылки.

13 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Николая к расстрелу. Протоиерей Николай Розов был расстрелян 5 марта 1938 года и погребен в безвестной общей могиле.

(Автор Игумен Дамаскин (Орловский). «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Февраль». Тверь. 2005. С. 327-333. С сайта Регионального общественного фонда Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви).

 

Иконы Божией Матери Кипрской в с. Стромынь Московской обл. (переходящее празднование в 1-ю Неделю Великого поста)

По преданию, Кипрская икона была передана в Успенскую обитель преподобным Сергием Радонежским в благословение первому игумену – Леонтию, который по болезни недолго управлял монастырем. Следующим игуменом стал ученик святого Сергия – преподобный Савва Стромынский, мощи которого сейчас покоятся в храме. Обитель была малолюдна, а со временем монастырь пришел в запустение; кроме того, в XVI–XVII веках здесь был сильный пожар. В период тяжелых для Церкви екатерининских реформ обитель упразднили. Всю монастырскую церковную утварь перенесли в единственный оставшийся деревянный Никольский храм, обращенный в приходской. Туда же вместе с другими предметами убранства и утварью перенесли и Кипрскую икону.

По прошествии времени деревянный Никольский храм был разобран, а на его месте построили каменный, в честь Успения Божий Матери – в память об Успенском монастыре – с двумя боковыми приделами. Один придел освящен во имя святителя Николая, поскольку ранее здесь стоял Никольский храм, другой – во имя преподобного Сергия Радонежского, потому что он бывал здесь и сам указал место будущей обители.

Стромынская Кипрская икона Божией Матери прославилась тем, что по молитвам перед ней происходили исцеления людей, страдавших различными недугами. Начало почитанию этого образа было положено в 1841 году, когда уроженка Стромыни девица Мавра, – в некоторых описаниях ее ошибочно называют Марфой, – восемнадцати лет, страдавшая расслаблением, почти потеряв всякую надежду на исцеление, выздоровела после молебна, совершенного перед Кипрской иконой. Это событие произошло относительно недавно, и в Стромыни до сих пор помнят место, где стоял дом Мавры, и до сих пор здесь живут ее потомки. Другой очень известный случай произошел с крестьянином одного села Воскресенского уезда Московской губернии Алексеем Порфирьевым. Он тоже страдал немощью и расслаблением рук и ног. Когда его привезли в стромынский храм и отслужили водосвятный молебен Божией Матери перед Кипрской иконой, то он получил исцеление, сначала начал двигать руками и ногами, а затем сам стал ходить. Засвидетельствовано много чудес; сейчас ведется запись тех, что происходят в наши дни.

Празднование в честь Кипрской иконы Божией Матери совершается дважды в году – в первую неделю Великого поста и летом – 9/22 июля. В храм обычно приезжает очень много паломников – не только из Ногинского, точнее – Богородского района, но и из других мест Подмосковья. Не раз доводилось слышать от паломников, что, молясь перед иконой, они чувствуют какую-то сердечную теплоту. Это объяснимо, ведь храм намоленный, и каждый ощущает присутствие Божий Матери, Которая невидимо пребывает здесь, ведь не мы же храним Ее образ, а Она Сама бережет его и нас. Люди уезжают после службы одухотворенные и радостные, со слезами радости на глазах, поскольку чувствуют, что получают здесь духовную поддержку.

(С сайта храма Успения Пресвятой Богородицы в селе Стромынь Ногинского района Московской области)

Категория: ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ | Добавил: aleksej-torba
Просмотров: 322 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0